Каганов Владимир Львович

Каганов Владимир Львович (1942). Советский и русский поэт, прозаик, переводчик, критик.


Истинная вера не противоречит нашим знаниям о мире, то есть тому, что нам известно достоверно.

Гуманисты верят в способность человека стать человеком разумным и гуманным, раскрыть свой гуманистический потенциал. Вместе с тем, они понимают, что это длительный и трудный исторический процесс, в котором нет заранее предуказанного пути к успеху. Этот путь чреват трагическими событиями и потерями, поражениями и откатами назад, что мы не раз видели в истории. Тем не менее, гуманисты верят в прогресс разума и человечности в мире и действуют во имя этого прогресса. Но этот прогресс не достигается автоматически, в силу непреложных законов истории. Он может быть достигнут лишь сознательными и целенаправленными усилиями самого человека – при условии, что суммирующий вектор этих усилий направлен в сторону роста разумности и гуманности всех людей.

Вера в конечное торжество разума, вера в моральный прогресс человечества, вера в успешное решение глобальных проблем не может быть доказана, — но может стать стимулом к действию.

Основное диалектическое противоречие гуманизма — противоречие между личностью и обществом. Гуманист должен обладать ярко выраженным сознанием своей индивидуальности, уникальности и неповторимости своей личности и постоянно утверждать её в жизни и творчестве. И здесь появляется угроза крайнего индивидуализма, отчуждения от других людей, от общества, утраты человеческих связей и душевных привязанностей. С другой стороны, гуманист должен чувствовать и осознавать свою неразрывную связь с миром и другими людьми, разделять их заботы и тревоги, быть другом всех людей и сыном своего народа. И здесь появляется угроза растворения личности в целом, в коллективе, утрата личной свободы, своего «я» в его неповторимости. Как же найти золотую середину и пройти между Сциллой индивидуализма и Харибдой тотальной социальности?

Мнение, что человек и так хорош, каков он есть, что общество и так хорошо и не нуждается в улучшении — это вполне обывательское мнение, ни в коей мере не отвечающее реальности. Идея воспитания человека и улучшения общества всегда была путеводной звездой всех прогрессивных мыслителей прошлого, и нет никаких причин от неё отказаться. Все лучшие достижения человечества были созданы лишь благодаря неуклонному стремлению к совершенствованию — и это стремление, надо надеяться, никогда не иссякнет в сердцах и умах людей. 

Хотя на протяжении последних 40-35 тысяч лет человек существовал как единый вид HomoSapiens, многие ученые считают, что под влиянием различных мутагенных факторов его эволюция продолжается. Раз и навсегда отказавшись от идеи креационизма, научная теория эволюции не может остановиться на догматических предпосылках, которые исключают возможность дальнейшей эволюции человека — не только социальной, но и биологической. Вопрос о том, в каком направлении может пойти эта эволюция, остается открытым. Неясно также, к каким последствиям может привести неизбежная дивергенция вида HomoSapiens в эволюционной перспективе.

Великие страдания и огромное зло, принесённые ХХ веком, требуют своего осмысления и ответа на вопрос: почему всё это случилось и какой урок из этих событий можно извлечь? И у нас есть три главные ответа на этот вопрос. Ответ нигилизма: все эти страдания были бессмысленны, они в очередной раз показали, что история абсурдна, жизнь людей абсурдна и человек неисправим. Ответ религии: все эти страдания были посланы Богом ради искупления наших грехов, для нашего покаяния и спасения. И ответ гуманизма: путь становления человека разумного и гуманного долог и мучителен; человек ещё далёк от совершенства; эти страдания должны пробудить наш разум и совесть, стать предостережением от повторения подобного в будущем. На это можно возразить: почему же все страдания прежних веков не стали для человечества уроком и предостережением, не изменили людей к лучшему? Возможны разные ответы на этот вопрос. Один из них звучит пессимистически: люди в массе своей слабо меняются, они творили и будут творить зло, не внимая никаким урокам истории, не становясь ни разумнее, ни гуманнее. Лишь немногие люди разумны и гуманны, их всегда было мало и все их усилия изменить мир к лучшему обречены на неудачу. Другой ответ звучит более оптимистически: люди способны измениться к лучшему, они способны стать более разумными и гуманными, но это долгий и трудный эволюционный процесс, дело многих веков и поколений. ХХI век должен стать переломным в истории человечества, если оно хочет выжить.

Человек, выдвинутый эволюцией на почётное место HomoSapiens, человека разумного, при всех его социальных, культурных и технических достижениях, всё ещё не стал ни разумным, ни человечным, не научился разумно строить свои отношения ни с природой, ни с другими людьми. Человек разумен и гуманен лишь потенциально, и сможет ли он осуществить и проявить этот потенциал, зависит от него самого. Процесс сапиентации и гуманизации человека не завершён, он продолжается. И он совершается активной сознательной деятельностью самого человека.