Юрий Линник

Юрий Линник (1944 - 2018). Русский писатель и поэт, философ-космист. Доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

Взято из видеолекции "История философии. Пространство и время". Источник.

Согласно Аристотелю, сферы движимы одним началом. Это понятие Перводвигателя. В других своих работах, Аристотель пользуется понятием Бога. Я хочу термины Бог и Перводвигатель объединить, но концепция Перводвигателя у Аристотеля носит автономный смысл. Начало движение связано с Перводвигателем. Перводвигатель – это понятие очень абстрактное. Давайте сравним его с магнитом. Сам Перводвигатель не движется, он ни в чём не нуждается, он совершенен, в нём есть вся полнота бытия. Перводвигатель погружён в размышления о самом себе, он весь в самосозерцании. Конечно, за этим просматривается Бог, но очень своеобразный Бог. Перводвигателю нет никакого дела до окружающего мира, он ушёл в себя. Он совершенен. Всё, что существует тянется к совершенству. Перводвигатель – это абсолютное совершенство. Поэтому все формы движения есть стремление приблизиться к Перводвигателю, который сам-то не движется, но создаёт своеобразное поле и всё что попало в это поле будет тянутся к нему и стремится подняться на его уровень. Это очень поэтичная концепция. Итак, причиной движения является жажда совершенства, а идеалом совершенства является Перводвигатель, который очень похож на Бога, которому нет никакого дела до окружающего мира.

Взято из видеолекции "История философии. Пространство и время". Источник.

Почему мир есть движение? Почему есть движение в космосе? Почему планеты вращаются вокруг Солнца? Что движет планетами? Это можно объяснить, используя закон Ньютона, принимая во внимание закон всемирного тяготения. Хорошо, но как появилось это движение? Всё упирается в вопрос о начале. Здесь механические материалисты вынуждены прибегать к гипотезе первого толчка. Кто мог завести мировую машину? Например, мы заводим часы, а дальше часы идут сами по себе. Мир подобен часам. Часа отлажены, абсолютно точны, но кто часовщик? ... Ещё в Средние века Фома Аквинский говорил, что любое движение имеет источник, причину и должна быть первопричина. Первопричина есть Бог. Историческая последовательность: Перводвигатель, Первопричина и Первотолчок. Есть начало, есть исходный импульс, а дальше всё идёт в соответствии с энергией этого импульса.

Альтернатива: сегодня мы всё больше и больше склоняемся к тому, чтобы наряду с понятием движения, использовать замечательное понятие самодвижение. Когда я говорю про самодвижение, то мне не нужно искать не перводвигатель, не первопричину, не первотолчок. В этом нет необходимости. Почему? Эти концепции предполагают какую-то внешнюю силу, которая обеспечивает движение мира. Бог запустил мир, а потом ушёл в тень, и мир уже функционирует самостоятельно, ему не нужна никакая подпитка от Бога, он автономен, но в начале был Бог и он действовал как внешняя сила. Когда мы говорим про самодвижение, то мы говорим о внутреннем источнике движения. Здесь ещё можно вспомнить понятие «имманентный». Имманентный – это находящийся внутри системы. Для неё эта система сверхорганична, являющаяся её атрибутивным качеством. Итак, сегодня мы выходим из того, что в мире есть самодвижение и саморазвитие.

Взято из видеолекции "История философии. Пространство и время". Источник.

Закон сохранения и превращения энергии. Энергия – это мера движения. Когда я говорю об энергии, я имею ввиду движение, а когда я говорю движение, то я естественно имею ввиду, что движение обеспечивается какой-то энергией. Эти два понятия взаимосвязаны. Энергия превращается, форма движения превращается. Одна форма может переходить в другую… Закон сохранение имеет в физики главное значение. Интересно, что последнее время появляются факты, говорящие о том, что эти законы могут нарушаться. Когда нарушается закон сохранения, то всегда физики бьют тревогу. Сохранение – это симметрия. Вдруг эта симметрия нарушается, вместо равенства появляется неравенство. Я приведу два случая, связанных с нарушением законов сохранения… С чего начинается вера? Бог сотворил мир из ничего – это основное положение религии. Бог сообщил миру первый толчок, Бог был Первопричиной, Бог является Перводвигателем. Во всех этих случаях закон сохранения нарушается, Бог не считается с ними. Вторая концепция материалистическая. В мире количество движения постоянно, количество энергии постоянно, количество материи постоянно. Ничто из ничего не возникает, ничто не исчезает. Эта позиция сейчас расшатана из-за утверждения, что вначале нашей эволюции произошло нарушение законов сохранения и благодаря избытку вещества возникла наша Вселенная.

Взято из видеолекции "История философии. Пространство и время". Источник.

Второй закон термодинамики – это закон роста энтропии. Все процессы во Вселенной необратимы. Тепло, которое рассеивается в пространстве, его уже обратно собрать нельзя. Тепло рассеивается, всё что было тёплым остывает, нагретое становится холодным. С теплом связано само творчество материи. Когда материя возникла, она была горячей. Одна из космологических моделей называется “Модель горячей Вселенной”. Температура в самом начале Вселенной не имела границ. Мир остывает. Остывание сопровождается деградацией. Сложное упрощается. Рост энтропии – это рост беспорядка, дезорганизованности.

Я хочу сказать, что этот закон вызвал сильнейшую эмоциональную реакцию у людей. Почему? Этот закон был распространён на Вселенную в целом. Вселенная рассматривается как тело, которое остывает, и в процессе остывания энергетически деградирует, и кончается “Тепловой смертью Вселенной”. Это концепция интересна тем, что вроде наука бесстрастна, она никак не апеллирует к нашим эмоциям, а вот второй закон термодинамики вызвал бурю эмоциональных реакций. Человек не хочет, чтобы мир остывал, он хочет, чтобы Вселенная продолжала функционировать, мы не принимаем этих выводов, они, конечно, очень пессимистичны, очень минорны. Итак, энтропия растёт, но наряду с ростом энтропии во Вселенной мы видим процессы противоположные. Вселенная как бы два встречных потока. С одной стороны, рост энтропии, с другой, антиэнтропия. При антиэнтропии повышается организованность, система усложняется, появляется жизнь и жизнь уже побеждает смерть, а смерть – это самый очевидный вид энтропии. Мир есть борьба этих двух сил. Каждый из нас вносит свой вклад в эту борьбу. На чьей стороне вы находитесь решать вам. Очень красивая концепция «антиэнтропийной сущности жизни», «антиэнтропийного предназначения разума». Для многих смысл жизни заключается в борьбе с энтропией, сдерживать энтропию, увеличивать в мире порядок, красоту и гармонию. Понятие антиэнтропии вошло в гуманитарные науки, оно стало мировоззренческим, понятие, которое используется в самых разных контекстах. Вы должны стремится к тому, чтобы вся ваша деятельность шла наперекор энтропии, чтобы вы её сдерживали и её росту противопоставляли обратный процесс, процесс накопления сложностей, процесс роста организованности.

Взято из видеолекции "История философии. Пространство и время". Источник.

Пространство и время, как и движение универсальны. Всё что мы знаем, существует в пространстве и времени… Сравнив пространство и время, мы приходим к выводам: а) пространство трёхмерно, время одномерно; б) в пространстве операции обратимы, а во времени не обратимы; в) мы можем говорить о симметрии пространства. Обратимость – это тоже форма симметрии. Пространство не симметрия, тогда как время ассиметрично…

Я хочу сравнить две концепции пространства и времени: Ньютоновскую и Эйнштейновскую. Для Ньютона пространство и время бесконечно. Вселенная Ньютона – это бесконечная Вселенная, равномерно наполненная звёздами. Чёрный бархат мирового пространства и россыпь звёзд. Ньютон ничего не знал о галактиках, о квазарах. Для него «пространство – это пустое вместилище тел”. Представьте себе бесконечно большой ящик. Этот ящик может быть заполен звёздами, материей. Это первый вариант. Второй вариант – ящик пустой. Там нет звёзд, нет материи. Свойство пространства никак не зависит от материи. Пространство нейтрально. Это пространство абсолютное. А «время – это пустое вместилище событий». Время подобно реке, бесконечно широкой. Поток времени – река без берегов. По этой реке могут плыть материальные объекты: звёзды, планеты, люди. Река переносит материю. Это первый вариант. Второй вариант – это может быть пустая река. Это может быть чистая длительность, чистый поток времени без материальных объектов. Свойство времени никак не зависит от материи. Свойство времени остаются одинаковыми. Время абсолютно. Это значит, что во всех точках пространства можно пользоваться одними и теми же часами. Во Вселенной существует единое время. Здесь не возникает никаких проблем. Полная синхронность, одновременность событий. Время однородно течёт с одной и той же скоростью. Свойства пространства и времени во многом совпадают: абсолютность, однородность, и пространство, и время не зависят от материи. Материя никак не может что-то изменить ни в пространстве, ни во времени. Есть пустота или заполненность, пространство и время никак на это не реагируют.

А по Эйнштейну, однажды спросили ему: может ли он в двух словах объяснить содержание теории относительности, и он сказал, что «раньше считали, что если из пространства убрать все звёзды, то пространство сохранится. Я же показал, что вместе с материей исчезнет и пространство». Ясно одно, что если у Ньютона пространство, время, материя есть что-то отдельное, что-то самостоятельное, то у Эйнштейна мы видим взаимосвязь, единство пространства, времени и материи. Что разделено у Ньютона, то у Эйнштейна связано.

Взято из видеолекции "История философии. Основы онтологии". Источник.

Что такое бытие? Самое простое определение – это то, что существует, то, что есть. Но вот какой вопрос сразу же возникает: а почему бытие есть? Подумайте над этим великим вопросом. Почему мы есть? Почему мир есть? Быть или не быть? Бытие или небытие? Не быть вроде как проще. Не быть нам ли, миру ли не нужно никаких усилий, никакой работы, но мы знаем, что есть бытие, а проблема небытия – это именно проблема. Не быть проще, не быть легче. Очевидно, имеется некая таинственная воля к бытию. Мир есть. Это самая великая загадка о том, что мир есть. Мы знаем, что сложное возникло из простого. Из однородности возникает неоднородность – это великий вывод науки. Однородное превращается в неоднородное, простое превращается в сложное. Сегодня мир – это многое, сегодня мир – это множественность. Движемся назад. От сложного мы пришли к простому, от многого к единому. Мир возник из простого, мир возник из единого. Единое у Парменида неподвижно, деструктурно. О едином ничего нельзя сказать, единое невозможно помыслить, единое похоже на Ничто. Всё возникает из ничего, сложное из простого, многое из единого, всё из ничего! Это один и тот же алгоритм, одна и та же диалектика. Встает вопрос: если всё возникло из ничего, это конечно самая грандиозная метаморфоза, если Ничто превращается во всё, то мы вправе сказать, как гипотеза, как вопрос: бытию предшествует небытие, бытие возникает из небытия.

Я сейчас вас подвёл к предельной границе познания. Каждый мыслящий человек обязан подойти к этой черте. Каждый мыслящий человек обязан помыслить возле этого порога. Вот он порог! Дальше обрыв! Обрыв в Ничто! Обрыв в никуда! Обрыв в неизвестность! Если вы считаете себя принадлежащими к виду Homo Sapiens, вы обязаны в эту бездну заглянуть – это бездна, возле которой мы испытываем трепет, страх, ужас! Это нормальное состояние для нашего духа. Конечно же на этой условной границе бытия и небытия мы понимаем, что здесь, на экстремуме наших возможностей наша речь пасует, она не может выразить то, что невыразимо. Небытие невыразимо! Небытие не сказуемо. Это великая тайна. Возле этой границы начинаются парадоксы. Проблема небытия – это проблема, изобилующая парадоксами. 

Мысль «небытие есть» – это противоречие. Небытие, если оно есть, то это уже что-то бытийствующее, что-то существующее. Если я сказал, что небытие реально, если я сказал, что небытие существует, то это уже не небытие, а что-то другое. Это и есть парадокс. Противоречие, которое мы снять не можем. Я бы сказал так: самая фундаментальная философская проблема – это вопрос о соотношение бытия и небытия. Эта проблема мучительна, трагична, она генерирует парадоксы, она генерирует антиномии. Что же делать? Во времена советской власти, была очень популярна марксистская формула: бытие определяет сознание. Я сейчас процитирую гениальные строчки современной поэтессы Веры Павловой: “Небытие определяет сознание, но не даёт себя осознать.” Мы вырастаем из небытия, мы поднимаемся из Ничто. Память этой небытийности, или прапамять, живёт в наших душах, в глубинах нашего бессознательного. Великий русский философ, Николай Бердяев говорил, что раньше Бога, а Бог – это бытие, существует свобода, свобода раньше Бога, первее Бога! Это свобода ничтойна. От слова Ничто, я образовал мощное прилагательное «ничтойный». Эта ничтойная свобода живёт в наших душах, она определяет самое главное в нас. Мы дети Ничто, мы вышли из небытия. Может быть, оно хочет вернуть нас к себе, затянуть нас в себя? Это предельные вопросы, предельные проблемы. О них трудно говорить, они не сказуемы. Небытие определяет сознание, но не даёт себя осознать, не даёт о себе сказать. Вы должны это эмоционально пережить. Скорее всего, что это правильная мысль. Всё возникает из ничего. Ничто обладает великой властью над нами. Я бы сказал, что в мире действует две воли: воля к бытию и воля к небытию. Каждый из нас делает выбор. На какую волю мы работаем? Какую волю мы осуществляем? Быть или не быть?


Взято из видеолекции "История философии. Основы онтологии". Источник.

Проблема бытия и истины. Человек очень рано научился различать действительность и кажимость. Действительность – это то, что подлинно, что объективно, действительно существует. Кажимость – это то, что иллюзорно, что нам только мнится, что субъективно. С древних времён, с понятием бытия связывается представления об истине. Истина не может быть изменчивой. Истина должна быть постоянной. Подлинное бытие – это и есть истина. Если мы видим вокруг себя движение, мельтешение, то это не истинное бытие. Это иллюзорное псевдобытие. Мы должны устремить свой внутренний взор, свой мысленный взгляд за горизонт этого мельтешения, этого бурления, случайности и т.д. То, что мы видим вокруг себя – это иллюзия, не настоящее бытие. Наша цель подняться к подлинному бытию. Этот мир идей Платона, это мир чисел Пифагора, это Троица христианства. В этой концепции действительности и кажимости, проявляет себя ценностное отношение человека к миру. То, что мы ценим, что в наших глаза обладает авторитетом, за что мы должны держаться, к чему мы должны стремится. Мы живём во имя высших ценностей. Высшая ценность – это бытие, абсолютное бытие. Оно запредельно для нашего мира, оно не здесь. Оно “там”. Вот туда и нужно себя устремлять. “Там” мы себя осуществим и реализуем. Это мир вечности. Вечность и бытие. Эти два понятия объединяются у Платона, у Пифагора. Вся эта традиция связанна с объективным идеализмом. Это точка зрения, согласно которой окружающий нас мир есть фикция, есть обман, но мы этот обман должны разоблачить и мужественно отказаться от влечения к иллюзорным ценностям: богатство, слава, успех – это не настоящее, это пена, это не бытие, а подлинное бытие это вечность. Это одна точка, восходящая к Платону. Вокруг нас псевдобытие, а подлинное бытие “там”. Туда нас, кстати говоря, уводит и религия. По принципу альтернативы, сделаю прыжок из IV века до нашей эры в 20-е столетие. Великий немецкий философ Хайдеггер развивает концепцию бытия в корне противоположную той, что говорил Платон. У Платона бытие – это вечность. У Парменида единое – это вечность. Там, где время, там процесс. Там, где процесс, там изменчивость. Там, где изменчивость там непостоянство, там все размывается. Где истина!? Она раздробилась, она пропала. Давайте выйдем из мира времени, оставим время. Мы говорим: вечная жизнь, вечная любовь, вечная красота, вечные ценности. Покинем мир вечности! Что и сделал Хайдеггер. Мы это способны понять и способны внутренне пережить. Мартин Хайдеггер написал книга, она называется “Время и Бытие”. В этой книге Хайдеггер утверждает, что не нужно стремится к трансцендентным, потусторонним высотам. Хайдеггер говорит, что подлинное бытие в нашем существовании, здесь и сейчас. Это великие слова: здесь и сейчас. Ни там и потом. Не в вечности, не в трансцендентных измерениях, где царит мир и покой, нет никакого движения, горя, забот. Подлинное бытие заключается в нашем существовании или говоря по-современному в нашей экзистенции. Экзистенция – это и есть наше существование здесь и сейчас в потоке времени. Время, которое нам даётся, даётся как дар. Время к нам притекает, оно нас держит. Будет такой момент, что мы не сможем удерживать время и мы рухнем в небытие, мы рухнем в Ничто. Хайдеггер не оставляет никаких надежд на посмертное существование. Он очень ярко пишет о небытии, о провале в чёрное, молчащее Ничто. Вот это истина Хайдеггера. Истина во времени. Истина здесь и сейчас. Истина в нашей причастности вот этому бытию, и нет другого бытия! Нет занебесной реальности, есть только этой реальности полной горечи, страданий, но в то же время наполненная озарением и откровением, радости любви, радости творчества. Вот так мы оцениваем сегодня концепцию бытия.