Демократия восторжествовала, и теперь быть личностью стало ещё труднее, чем раньше.